Достижение шестилетнего ребёнка в умственном развитии (Мухина В.С. )

В ШЕСТЬ ЛЕТ У ПОРОГА В ШКОЛУ

Психика ребенка до шести лет в целом отличается повышенной восприимчивостью (сензитивностью) к обучающему воздействию со стороны окружающих взрослых. Благодаря этому ребенок легко усваивает речь, передаваемые ему знания об окружающей действительности и эмоциональное отношение к явлениям природы и социальной жизни людей. При этом нельзя забывать о том, что общее умственное развитие и связанная с ним картина мира зависят от условий жизни и воспитания ребенка.

Для объективного анализа особенностей умственного развития современного шестилетнего ребенка полезно специально обратиться к детским представлениям о картине мира и анализу особенностей развития познавательных процессов. Кроме того, следует быть правильно ориентированным в том, что же представляет собой личность шестилетнего ребенка, какие чувства ему свойственны и какова действенная сила этих чувств.

ДОСТИЖЕНИЯ ШЕСТИЛЕТНЕГО РЕБЕНКА В УМСТВЕННОМ РАЗВИТИИ

Очень важно знать, каков первый абрис мировоззрения шестилетних детей, как они понимают и дифференцируют природные и общественные явления, каковы их эстетические представления. Для этого полезно было бы посмотреть варианты картины мира, которые уже представлены в самосознании некоторых из них. Индивидуальное при этом не должно заслонять типическое: специально будут обсуждены особенности развития познавательных процессов у детей шестилетнего возраста.

КАРТИНА МИРА (ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ)

Представления шестилетнего ребенка об окружающей его действительности зависят от комплекса социальных условий. Какими сведениями о нашем мире обладает ребенок, зависит прежде всего от социального окружения: семьи или взрослых, заменивших семью; национальных традиций ближайшего окружения; места жительства (город, село, хутор и др.) и других факторов.

Сегодня в условиях общественного воспитания нашего социалистического государства у ребенка дошкольного возраста формируют материалистически обоснованную целостную картину мира. Однако не все дети посещают детские сады, где осуществляется формирование первичных представлений о растениях, животных и человеке, о нашей планете и галактике, о реальном и фантастическом. Не все дети имеют развитых, культурных наставников. Есть дети, на формирование картины мира которых оказывают влияние люди, далекие от современных научных знаний о мире, с суеверным сознанием, зависимым от предрассудков и верований. Есть дети, родители которых недостойны носить почетное имя «мама» и «папа». Но все взрослые, причастные к судьбе ребенка, вольно или невольно влияют на его представление об этом мире.

Приведем лишь три картины мира шестилетних — Кымею, Антона и Гены — мальчиков, стоящих у порога школы.

Кымею и его пятилетняя сестренка Неуку живут с дедушкой и бабушкой на Чукотке, далеко от столицы нашей великой Родины. Добраться до их поселка нелегко. Из Москвы надо лететь восемь с половиной часов на лайнере ИЛ-62 до Анадыря — самого северо-восточного города СССР. Там следует пересесть на маленький АН-24, и, если погода позволит добраться до поселка Лаврентия, потом лететь на вертолете дальше на Север. Погода здесь капризная — зависимость от нее большая. Но и это не все. Потом нужно лететь вертолетом, плыть на вельботе, если лето, если погода благоприятствует и если много других «если» содействуют путешествию. Одним словом, добраться туда, где живут Кымею со своей сестренкой, очень и очень непросто.

Поселок, где родились эти дети, с севера омывает Чукотское море, а с юга подступает бесконечная тундра. Люди уже давно не живут в ярангах. Кымею и Неуку никогда не видели ярангу. Они живут в теплом доме, в котором телевизор транслирует «В мире животных», «Клуб путешественников», «Спокойной ночи, малыши» и другие передачи, интересные для маленьких детей. В каждом доме телефон, современная мебель. Это современный поселок. Здесь есть детский сад, начальная школа, больница, клуб, библиотека, почта, магазины. Сюда приходят летом большие пароходы, которые привозят «генгруз» — все, что нужно современному человеку для жизни здесь, на Севере. Одежда, мебель, мопеды, «Бураны» (мотосани) поступают в промтоварный магазин. Мука, сахар, бакалейные и кондитерские изделия, овощи и фрукты поступают в продуктовый магазин. Налажен быт. Вся молодежь оканчивает среднюю школу, много сельской интеллигенции и представителей исконных профессий — охотников и оленеводов.

Кымею уже знаком с тундрой и морем. Особенно ему нравится выходить с охотниками в море, когда на море тихо и солнечно. Если дед решает, что наверняка можно взять с собой мальчонку, Кымею, ликуя, забирается в вельбот и с замиранием сердца ждет начала охоты… Кымею всегда берет в обе руки весло и гребет вместе со всеми, стараясь попасть в ритм. Никто не принуждает его грести, но никто и не запрещает. Просто быть включенным в общий трудовой ритм — величайшая радость физического напряжения и непередаваемого чувства «мы». Кымею — весь внимание. Он знает, что следует делать в каждый новый момент охоты, помогает, где и когда это можно. Он — мальчик, будущий мужчина, будущий охотник. Кымею не сомневается в том, что, когда вырастет, будет, как его дед, бригадиром морзверопромысловой бригады… На обратном пути утомленный физическим трудом мальчик падает на сброшенную одежду и засыпает. Он спит много часов подряд — ведь нагрузка сегодняшнего дня для этого шестилетнего ребенка сверхсильная.

Кымею, как истинный северянин, любит традиционную чукотскую еду. На Севере едят много мяса лахтака, нерпы, моржа и других морских животных. Эту пищу приправляют тундровыми травами и кореньями. Дети любят и экзотические для них яблоки, персики, сливы, виноград.

Кымею осенью пойдет в школу. Что он знает о мире, в котором живет? Он знает, что море кормит. Что морского зверя надо охранять: не убивать больше, чем нужно для жизни; не пугать зверя напрасно; охранять лежбища. Родовые традиции, связанные с охраной жизни моря и тундры, крепко-накрепко усвоены им с малых лет. 3 то же время мир Кымею наполнен невидимыми, но действующими духами, тотемными предметами, которые могут охранять и вредить ему и его близким. Едва начав понимать речь, мальчик узнал от бабушки о множестве духов, с которыми нужно уметь ладить — уметь задобрить.

Кымею, конечно, слышал, что есть теплые страны, но оy плохо представляет себе, что значит «теплые страны». Ему понятен снег, лед, холодный северный ветер с моря.

Картина мира в сознании этого ребенка определена родом занятий его близких, особенностями окружающей его поселок природы и тех фантастических образов, которые были достоянием мифической картины мира его предков. Бабушка и дедушка Кымею — то последнее поколение, которое в детстве было приобщено к верованиям, свойственным родовой культуре. Тундра и море были населены духами, от настроения которых зависела судьба северянина. Обряды составляли сложную практику поведения человека. И если дедушка не позволяет себе влиять на мальчика со стороны предрассудков, то бабушка, из лучших побуждений, приобщает ребенка к обрядам и верованиям, чтобы оградить его от злых духов.

В результате опыта всей своей жизни Кымею знает, кем он будет, когда вырастет. Он имеет реалистические представления о тундровой и морской флоре и фауне, с которыми — увы! — уживаются в его сознании фантастические опасные духи, ограничивающие его отношение к познанию.

Антон — житель большого города. Он живет с мамой и папой, которые уделяют мальчику много времени. Благодаря неустанному вниманию родителей Антон имеет вполне реалистическое представление о своей Родине, о земном шаре, о жизни Солнечной системы и космосе. Он знает о многих профессиях, и каждая занимает его воображение.

У Антона есть глобус, географическая карта мира и карта звездного неба. Он знает материки, океаны. Может показать на карте многие страны, города, реки. Он хорошо понимает, что значит 1/6 суши и гордится тем, что он гражданин такой большой страны. Антон уже побывал на Финском заливе и в городе на Неве, он играл в песке на Днепре и ходил по крутым улицам Киева. Все эти места он легко находит на карте. Его цепкая память фиксирует все суждения взрослых, задерживает всякую информацию. Его развивающийся ум постоянно в активной работе. Что? Как? Почему? Зачем? Познавательные проблемы терзают его и держат в состоянии трепетного волнения первооткрывателя, постигающего истину бытия.

Антон — обыкновенный ребенок. Поэтому он с детской легкостью распоряжается своими знаниями. Он готов рассуждать о многих постигаемых им явлениях.

Антон рассуждает о земле и мироздании.

— А почему солнце начало излучать энергию?

— Почему в горах снег даже летом не тает, ведь горы к солнцу ближе, чем земля?

— Так долго живу на Земле — всю жизнь. Я к этой планете уже привык.

Антон рассматривает и читает зоогеографическую карту мира.

— А все-таки на Земле много коралловых островов. Особенно около Австралии… Интересно, а куда девается вода с земли? Или она вся остается. Сначала испаряется, а потом падает дождем. А еще она просачивается в землю. Наверное, она может просочиться с другой стороны земного шара. Как ты думаешь?

— Думаю, что нет.

— Ах да! Там огонь. Вода просачивается до подземных рек. Как все интересно на свете!

Антон рассуждает о времени и о себе.

— Дни строятся в недели. Неделя из семи дней. Недели в месяцы. Сколько дней в месяце? Я не знаю пока. Месяцы — в год. В году двенадцать месяцев. Это я знаю…

— А той сосне, которая у нашего окна растет, сколько лет?

— Лет десять.

— Значит, на самом деле ей пять лет.

— Я же тебе говорю, что десять. — Но зимой же она не растет! Значит, в каждом году по полгода пропадает. Значит, я прав — ей всего пять лет.

Антон размышляет о реальном и фантастическом.

Он любит разговаривать с гномами. Когда никого рядом нет, он обращается ко всей компании с вопросами о жизни в подземном царстве. Сам себе отвечает. Очень доволен при этом. Гномы — его тайные друзья и покровители. В трудных для себя случаях, когда прав, он заявляет: «Вот пойду к гномикам и все им о вас расскажу!»

Антон хочет дознаться до истины, но его привлекает и фантастическое. Он почти верит в реальность гномов и Дюймовочки. Временами он просто убежден в том, что Дюймовочка жила в цветах на окне маминой комнаты. (Мама не раз показывала ему и его сверстникам куколку Дюймовочку в цветке филлокактуса, издали, тихо и таинственно.).

Соседский мальчик спрашивает Антошкину маму:

— Правда, что у вас дома в тюльпанах жила Дюймовочка? Антоша говорит, что она жила очень долго и что он ее

много раз видел. Антоша так убедительно говорит о Дюймовочке, что заставил почти поверить в нее сверстника.

31 декабря. Звонок в дверь.

— Кто бы это мог быть? Может быть, Дед Мороз? Антон. Ты думаешь? Пойди открой.

— Он, наверное, к тебе. Дед Мороз приходит к детям. А н т о н. Вместе давай! Чего он там за дверью стоит? Сейчас еще уйдет. Пошли.

Открывает дверь. Действительно, Дед Мороз. Дед Мороз здоровается со всеми, проходит в комнату к елке. Спрашивает, как дела. Дед Мороз ведет шутливый разговор, дарит подарки и спешит уйти — ведь ему предстоит навестить многих детей.

Едва закрылась дверь за Дедом Морозом, Антоша спрашивает:

— А он настоящий?

— Конечно. Разговаривал с тобой. Подарки подарил. Подар­ки настоящие.

Антоша. Нет! Я не об этом. Он — просто человек или он Дед Мороз?

— А как называются, которые много богов имели? Самая-самая старая вера какая?

— Язычество.

— Они в зверей верили. Думали, что они умнее людей. На самом деле оказалось, что люди умнее.

Знания, которые Антон успел получить об этом мире, переполняют его воображение. Он хочет быть летчиком, космонавтом, садовником и волшебником. Он с замиранием сердца соединяет правду и вымысел, уже хорошо зная, когда его втягивают в игру, а когда говорят серьезно.

Гена живет в небольшом городке. Его семья определена как неблагополучная. Ближайшее семейное окружение: мать, бабушка, старший брат, злоупотребляющий алкоголем, ведет аморальный образ жизни. Об отце можно сказать, что был в заключении, освобожден и его настоящее местопребывание неизвестно. Старший брат тоже был судим. Средний — имеет приводы в милицию.

Недавно суд вынес заключение о лишении матери родительских прав. На виду у ребенка она устраивала пьяные застолья, скандалы, драки, сопровождаемые нецензурной бранью. Воспитатели детского дома, куда попал Гена, считают его трудным ребенком. Его характеризует неровное настроение, он часто агрессивен, если что-то не получается. Гена быстро возбуждается, кричит и бранится нецензурными словами. Такое поведение называют аффективным. У мальчика обнаружилась склонность прибирать к рукам чужое. При этом он знает, что такое свое, и ни с кем никогда не делится. Упрям… В то же время Гена явно тянется к общению, весь светлеет, когда его хвалят. Он наблюдателен, имеет хорошую память. Любит слушать, когда читают рассказы, но смеется и злится, когда рассказывают сказки. «Враки все это! Замолчите!» — кричит он, готовый заплакать.

Что знает Гена об этой жизни? Какова картина мира в его сознании?

Мальчик обращает внимание на то, как одеты окружающие его люди. Красивая, с его точки зрения, одежда вызывает у него чувство уважения к владельцу. Он хвастает, что старший брат подарил ему часы. Часы поднимают Гену в своих собственных глазах.

Мир воображения Гены — его двор и улица, где бы он желал утвердиться как сильный. Он хочет, чтобы его «боялись и слушали». Он боится каждого милиционера и испытывает к нему неясные, недобрые чувства. Недавно он сказал воспитательнице, сделавшей ему замечание: «Обижаешь, начальник! Это Люська сделала, а ты на меня…» Но при этом сам, когда не видят взрослые, яростно бранится, бьет детей в лицо кулаками.

Картина мира, сформировавшаяся в сознании этого мальчика, бедна и малопривлекательна. Его мир полон зла и агрессии. Он хочет быть сильным, чтобы защищаться, или, быть может, уже. для того, чтобы подавить слабого. Его мир «кричит» SOS всем взрослым, которые должны быть в ответе за искалеченную, но еще жаждущую тепла и просвещения душу.

Итак, мы видим, ‘что у каждого ребенка свое детство. За первые шесть лет благодаря особенностям той культуры, в которую вошел ребенок фактом своего рождения, у него формируется особенное представление о мире. Это представление, конечно же, еще не целостно: оно сформировано в виде мозаики дополняющих и противоречащих образов, знаний, эмоций. Картина мира строится в детском сознании прежде всего под влиянием тех позиций, которые свойственны взрослым, влияющим на сознание ребенка.

Когда мы беремся формировать материалистические представления ребенка о мире людей на нашей планете, мы не должны забывать, какие нагрузки может выдержать психика шестилетнего ребенка.

Обратимся к анализу особенностей развития познавательных процессов шестилетних детей.

ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ

Первые годы жизни ребенка, как мы уже говорили, сензитивны к развитию речи и познавательных процессов. Именно в этот период развития у детей появляется чутье к языковым явлениям, своеобразные общие лингвистические способности. В детские годы развитие речи идет в двух основных направлениях: во-первых, интенсивно набирается словарный запас и усваивается морфологическая система языка, на котором говорят окружающие; во-вторых, речь обеспечивает перестройку познавательных процессов (внимания, восприятия, памяти, воображения, а также мышления). При этом рост словаря, развитие грамматического строя речи и познавательных процессов непосредственно зависит от условий жизни и воспитания. Индивидуальные вариации здесь весьма велики, особенно в речевом развитии. Обратимся к последовательному анализу речи и познавательных процессов шестилетнего ребенка.

Речь. К шестилетнему возрасту словарный запас ребенка увеличивается настолько, что он может легко объясниться с другим человеком по любому поводу, касающемуся обыденной жизни и входящему в сферу его интересов. Если в три года нормально развитый ребенок употребляет до 500 и более слов, то шестилетний от 3009 до 7000 слов. Словарь шестилетнего ребенка состоит из существительных, глаголов, местоимений, прилагательных, числительных и соединительных слов.

Развитие речи идет не только за счет тех лингвистических способностей, которые выражаются в чутье самого ребенка по отношению к языку. Ребенок прислушивается к звучанию слова и дает оценку этого звучания. Так, Антоша говорит: «Ива. Правда, красивое слово?! Оно нежное».

В этом возрасте ребенок достаточно хорошо понимает, какими словами принято пользоваться, а какие настолько плохи, что их стыдно произносить.

Шестилетний ребенок, если ему объяснить некоторые закономерности речи, с легкостью обратит свою активность на познание речи с новой для него стороны и, играя, будет производить анализ.

Кирилл узнал, что есть мужской, женский и средний род. Сообщает: «Стол — мужского рода, стул — тоже, кровать — женского. Телевизор мужского рода». Шутит: «Значит, женщины могут смотреть только с нашего разрешения». Продолжает: «Свинья — женского рода! Свин — мужского». Снова шутит: «Поросята детячьего рода».

Усвоение языка определяется чрезвычайной активностью самого ребенка по отношению к языку. Эта активность выражается в словообразованиях, в умении подобрать нужное слово в соответствии с заданным условием.

Вот как проходили игры, проводимые в Каминном зале Центрального Дома работников искусств в Москве, которые вел кандидат психологических наук, поэт В.А. Левин.

В. А. Дети, хотите, мы с вами поиграем?

Дети. Да! Да!

В. А. Я буду называть слово, а вы придумайте другое, чтобы получилось складно. Если я скажу мышка, вы можете ответить книжка, малышка, шалунишка. Понятно? Тогда я говорю окошко. А вы?

Наташа. Момошка.

Оксана. Бобошка.

В. А. Вы придумали складно, но у вас получились не настоящие слова. «Момошка, бобошка» ведь ничего не значат. Таких слов нет. А вы придумайте, чтобы и складно было, и слова, чтобы получились настоящие. Ну-ка, я говорю окошко…

Катя. Картошка!

В. А. Молодец, Катюша!

Игра продолжается. Дети легко подбирают рифмы. В следующей игре В. А. Левин рассказывает стихотворение, а последнее слово предлагает детям угадать.

Пушка лапкой уши мыла

На скамейке у окошка,

Пушка моется без мыла,

Потому что Пушка…

Все. Кошка!

Дети легко подбирают нужные слова-ассоциации, предлагают рифмы, и их острый ум отбирает нужное.

В этот период у детей появляется ориентировка на системы родного языка. Звуковая оболочка языка — предмет активной, естественной деятельности для ребенка шести лет. К шести годам ребенок уже в такой мере овладевает в разговорной речи сложной системой грамматики, что язык, на котором он говорит, становится для него родным.

Если ребенок посещал детский сад, то он должен быть обучен навыкам осознанного анализа речи. Он может производить звуковой анализ слова, расчленять слово на составляющие его звуки и устанавливать порядок звуков в слове. Ребенок легко и с радостью произносит слова таким образом, чтобы интонационно выделить тот звук, с которого начинается слово. Затем он так же хорошо выделяет второй и все последующие звуки.

Ребенок шести лет при специальном обучении может произносить слова с целью выявления звукового состава, преодолевая при этом сложившийся в живой речи привычный стереотип произнесения слов. Умение производить звуковой анализ слов способствует успешному овладению чтением  и письмом.

Без специального обучения ребенок не сможет провести звуковой анализ даже простейших слов. Это и понятно: само по себе речевое общение не ставит перед ребенком задач, в процессе решения которых развивались эти специфические формы анализа. Ребенка, который не умеет производить анализ звукового состава слова, нельзя считать отставшим. Он просто не обучен.

Каждый нормально развивающийся ребенок легко воспринимает игру в открытие звукописи, которую разработал для своих занятий В.А. Левин.

В. А. Дети, мне очень интересно знать, как вы думаете, нужно ли специально учиться, чтобы понимать стихи, или достаточно знать язык, на котором стихотворение написано?

Высказываются разные мнения.

В. А. Вы, наверное, не знаете одного секрета стихов. Боюсь, что вы даже не знаете, что у стихов есть от нас секреты. Не знаете?

Дети соглашаются.

В. А. Это очень грустно. Потому что тот, кто не умеет открывать секреты стихов, не понимает их до конца, не получает от стихов  удовольствия. А ну-ка, угадайте:

Чьи там крики у пруда?

— Квасу, квасу, простокваши,

Надоела нам вода!

Дети хором. Лягушки!

В. А. Все слышали, как квакают лягушки? Теперь вы сможете слышать в стихотворениях то, чего не слышали до сих пор. Послушайте стихотворение Агнии Барто:

Скажи потише:

«Шесть мышат» —

И сразу мыши

Зашуршат.

Это стихотворение детям нравится сразу, они понимают звукопись, слышат и чувствуют значение и выразительную силу родного языка.

Основная функция речи — общение, сообщение или, как принято говорить, коммуникация. Шестилетний ребенок уже способен общаться на уровне контекстной речи — той самой речи, которая достаточно полно описывает то, о чем говорится, и поэтому вполне понятна без непосредственного восприятия самой обсуждаемой ситуации. Пересказ услышанной истории, собственный рассказ о случившемся доступны шестилетнему ребенку. Но здесь следует включить множество «если»: если ребенок развивался в культурной языковой среде, если окружающие его взрослые требовали вразумительного высказывания, понимания того, что он говорит для других; если ребенок уже понимает, что он должен контролировать свою речь, чтобы быть понятым.

Конечно, ребенок использует ситуативную речь, которой пользуются все люди. Эта речь уместна в условиях непосредственного включения в ситуацию, о которой идет речь. Но учителя интересует прежде всего контекстная речь, именно она — показатель культуры человека, показатель уровня развития речи ребенка.

Если ребенок ориентирован на слушателя, стремится описать подробнее ситуацию, о которой идет речь, стремится пояснить местоимение, так легко опережающее существительное, это значит, что он уже понимает цену вразумительному общению. Ситуативный способ речевого общения начинает замещаться контекстным. У ребенка с развитой речью мы наблюдаем речевые средства, которые он присваивает от взрослых и использует в своей контекстной речи. Конечно, даже очень хорошее развитие речи шестилетнего — детская речь. За дальнейшее развитие контекстной речи будет ответственен учитель.

Для культурной речи важно не только как строится конструкция предложения, не только ясность излагаемой мысли, но и как обращается ребенок к другому человеку, как произносится сообщение. Речь человека не бесстрастна, она всегда несет в себе экспрессию — выразительность, отражающую эмоциональное состояние.

Так же как нас интересует словарный запас ребенка и его умение строить контекстную речь, так же должно интересовать, как ребенок произносит то, о чем он говорит. Эмоциональная культура речи имеет огромное значение в жизни человека. Речь может быть «гладкой» и выразительной. Но может быть небрежной, чрезмерно быстрой или замедленной, произноситься’ угрюмым тоном или вяло и тихо. По тому, как ребенок говорит, как у него развита экспрессивная функция речи, мы можем судить о речевой среде, формирующей его речь.

Сенсорное развитие. Ребенок, посещающий детский сад, не только различает цвета, формы, величину предметов и их положение з пространстве, но может правильно назвать предлагаемые цвета и формы предметов, правильно соотнести предмета по величине. Он может также изобразить простейшие формы и раскрасить их в заданный цвет.

Очень важно, чтобы ребенок умел установить идентичность предметов тому или иному эталону. Эталоны – это выработанные человечеством образцы основных разновидностей качеств и свойств предметов. Так эталонами восприятия (сенсорными эталонами) являются: цвета спектра, белый и черный цвет; всевозможные формы; высота звуков; временные промежутки и т. д. Они были созданы в ходе истории человеческой культуры и используются людьми в качестве образцов, мерок, при помощи которых устанавливается соответствие воспринимаемой действительности тому или иному эталону из системы упорядоченных эталонов.

Если ребенок может правильно назвать цвет и форму предмета, если он может соотнести воспринимаемое качество с эталоном, то мы можем считать, что он может установить идентичность (мяч круглый), частичность сходства (яблоко круглое, но не идеально, как мяч), несходство (шар и куб). Основательно осматривая, ощупывая или прослушивая, ребенок совершает соотносящие действия, прослеживает связь воспринимаемого с эталоном.

В природе существует бесконечное разнообразие цветов, форм, звуков. Человечество постепенно упорядочило их, сведя к системам цветов, форм, звуков — сенсорным эталонам. Сенсорные эталоны позволяют людям правильно ориентироваться в окружающей действительности и понимать друг друга. Для обучения в школе важно, чтобы сенсорное развитие ребенка было достаточно высоким.

Нормально развитый ребенок к шестилетнему возрасту хорошо понимает, что картина или рисунок есть отображение действительности. Поэтому он пытается соотнести картины и рисунки с действительностью, увидеть то, что в них изображено. Рассматривая рисунок, копию картины или саму картину, ребенок шести лет, приученный к изобразительному искусству, уже не воспринимает используемую художником многоцветную палитру как грязь, он уже верит, что мир действительно состоит из бесконечного числа сверкающих красок. Ребенок уже умеет правильно оценивать перспективное изображение, так как он знает, что один и тот же предмет, расположенный далеко, выглядит на рисунке маленьким, а близко гораздо больше. Поэтому он пристально всматривается, соотносит изображения одних предметов с другими. Дети любят рассматривать изображения — ведь это рассказы о жизни, которую они так стремятся постичь.

Развитие мышления. Особенность здоровой психики ребенка — познавательная активность. Любознательность ребенка постоянно направлена на познание окружающего мира и построение своей картины этого мира. Ребенок, играя, экспериментирует, пытается установить причинно-следственные связи и зависимости. Он сам, например, может дознаться, какие предметы тонут, а какие будут плавать. У него возникает множество вопросов по поводу явлений окружающей жизни. Чем активнее в умственном отношении ребенок, тем больше он задает вопросов и тем разнообразнее эти вопросы. Шестилетний ребенок может инте­ресоваться всем на свете: какой глубины океан? Как там дышат животные? Сколько тысяч километров земной шар? Почему в горах не тает снег, когда внизу растаял?

Ребенок стремится к знаниям, а само усвоение знаний происходит через многочисленное «зачем?», «как?», «почему?». Он вынужден оперировать знаниями, представлять ситуации и пытаться найти возможный путь для ответа на вопрос. Шестилетний ребенок при возникновении перед ним некоторых задач пытается решить их, реально примеряясь и пробуя, но он же может решать задачи, как говорится, в уме. Он представляет себе реальную ситуацию и как бы действует в ней в своем воображе­нии. Такое мышление, в котором решение задачи происходит в результате внутренних действий с образами, называется наглядно-образным. Образное мышление основной вид мышле­ния шестилетнего ребенка. Он, конечно, может в отдельных случаях мыслить логически, но следует помнить, что этот возраст сензитивен к обучению, опирающемуся на наглядность.

Мышление шестилетнего ребенка отличается эгоцентризмом, особой умственной позицией, обусловленной отсутствием знаний, необходимых для правильного решения определенных проблемных ситуаций. Так, ребенок сам не открывает в своем личном опыте знания о сохранении таких свойств предметов, как длина, объем, вес и др. Отсутствие систематичности знаний, недостаточное развитие понятий приводит к тому, что в мышлении ребенка господствует логика восприятия. Так, ребенку трудно оценивать одно и то же количество воды, песка, пластилина и др. как равное (то же самое), когда на его глазах происходит изменение их объема в зависимости от формы сосуда или приданной им новой статичной формы. Ребенок попадает в зависимость от того, что он видит в каждый новый момент изменения предметов.

Развитие внимания. Познавательная активность ребенка, направленная на обследование окружающего мира, организует его внимание на исследуемых объектах довольно долго, пока не иссякнет интерес. Если шестилетний ребенок занят важной для него игрой, то он, не отвлекаясь, может играть два, а то и три часа. Так же долго он может быть сосредоточен и на продуктивной деятельности (рисовании, конструировании, изготовлении значимых для него поделок). Однако такие результаты сосредоточения внимания — следствие интереса к тому, чем занят ребенок. Он же будет томиться, отвлекаться и чувствовать себя совершенно несчастным, если надо быть внимательным в той деятельности, которая ему безразлична или совсем не нравится.

Ребенку можно помочь в организации внимания. Взрослый может организовать внимание ребенка при помощи словесныхуказаний. Ему напоминают о необходимости выполнять заданное действие, указывая при этом способы действия («Дети! Откроем альбомы. Возьмем красный карандаш и в верхнем левом углу — вот здесь — нарисуем кружок…» и т. д.). Шестилетний ребенок может и сам планировать свою деятельность. При этом он словесно проговаривает то, что он должен, как должен и в какой последовательности он будет исполнять ту или иную работу. Планирование, безусловно, организует внимание ребенка.

И все-таки… Хотя дети шести лет могут произвольно регулировать свое поведение, непроизвольное внимание преобла­дает. Детям трудно сосредоточиться на однообразной и. мало­привлекательной для них деятельности. Эта особенность внимания является одним из оснований для включения в занятия элемен­тов игры и достаточно частой смены форм деятельности. Шестилетние дети, безусловно, способны удерживать внимание на интеллектуальных задачах, но при этом их внимание быстро истощается.

Развитие памяти. Дошкольный возраст — возраст интенсивного развития памяти. Принято считать, что память является ведущим познавательным процессом. В самом деле, ребенок в дошкольном возрасте усваивает речь настолько, что становится истинным носителем родного языка. Память схватывает значимые для ребенка события и сведения и сохраняет их. Дошкольное детство оставляет много воспоминаний на всю оставшуюся жизнь человека.

Шестилетний ребенок уже может запоминать произвольно. Когда запоминание становится условием успешной игры или имеет значение для реализации притязаний ребенка, он легко запоминает слова в заданном порядке, стихи, последовательность действий и др. Шестилетний ребенок уже сознательно может пользоваться приемами запоминания. Он повторяет то, что надо запомнить, старается осмыслить, осознать запоминаемое в заданной последовательности. Однако непроизвольное запоминание остается более продуктивным. Здесь опять-таки все определяет интерес ребенка к делу, которым он занят.

Развитие воображения. Шестилетний ребенок в своем воображении может создавать разнообразнейшие ситуации, в которых он выступает в самых прекрасных своих проявлениях. Формируясь в игре, воображение переходит и в другие виды деятельности. Наиболее ярко оно проявляется в рисовании и в сочинении ребенком стишков и сказок. Здесь мы можем наблюдать большую вариативность в характере детского творчества: одни дети ориентированы на воссоздание реальной действительности, другие — на создание фантастических образов и ситуаций.

По содержательной направленности детских рисунков мы можем условно разделить детей на реалистов и фантазеров. Первые стремятся изобразить виденные ими предметы и явления природы, реальные события обыденной жизни людей; вторые — свои желания, мечты и грезы. Кроме того, специальным интересом ребенка может стать фантастический, пугающий и привлекающий мир сказки. Черти, водяные, лешие, русалки, колдуны, феи, сказочные принцессы и многие другие персонажи народного творчества наряду с совершенно реальными людьми определяют содержание душевной работы и продуктов деятельности ребенка. Конечно же, содержание рисунков ребенка зависит от того духовного, культурного багажа, который определен уровнем культуры семьи и степенью ориентации самого ребенка на реальную или воображаемую действительность.

Сочиняя всевозможные истории, рифмуя «стихи», придумывая сказки, дети могут заимствовать известные им сюжеты, строфы стихотворений, порой вовсе не замечая этого. Однако нередко ребенок специально комбинирует известные сюжеты, создает новые образы, гиперболизируя отдельные качества своих героев. Шестилетний ребенок, если у него хорошо развита речь и воображение, может придумать и рассказать занимательный сюжет, может импровизировать, наслаждаясь своей импровизацией сам и включая в нее других людей. Воображение играет в жизни ребенка большую роль, чем в жизни взрослого, проявляется гораздо чаще и допускает чаще нарушение жизненной реальности. Так, мальчик Илюша на протяжении года водил за собой воображаемую собаку Ланку и кормил ее, давал всевозможные команды, выводил на прогулку. Заботился, чтобы домашние не прищемили его собаке лапу или хвост. Вдруг плакал, когда дедушка наступал неосторожно собаке на лапу. Родные совсем уж взволновались по поводу психического состояния Илюши… но Ланка вдруг перестала быть предметом внимания Ильи — он переключился на чтение, и собака ушла в прошлое.

Неустанная работа воображения — это важнейший путь познания и освоения ребенком окружающего мира, это способ выйти за пределы узкого личного опыта.

_____

 Мухина В.С. Достижение шестилетнего ребёнка в умственном развитии // Мухина В.С. Шестилетний ребёнок в школе. – М., 1986. — С. 5-18.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс